Кое-что о компьютерной графике
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Библиотека » Всеобщая история кино. » "Художественные серии" во Франции (1909-1914) (Том 2. Глава 1. (часть 1))
"Художественные серии" во Франции (1909-1914)
Tatyana_ArtДата: Суббота, 14.11.2009, 04:35 | Сообщение # 1
Страж
Группа: Администраторы
Сообщений: 290
Награды: 1
Репутация: 152
Статус: Offline
У акционерного общества «Фильм д'ар» («Художественный фильм») после триумфа выпущенного им «Убийства герцога Гиза» появилось много конкурентов — сначала во Франции, а затем и за границей; они подхватили его лозунг: «Исполнение знаменитых сюжетов знаменитыми актерами». В Париже сильное и длительное влияние имело «Кинематографическое общество драматургов и писателей» — ССАЖЛ («Societe cin ematographique des auteurs et gens de lettres» — SCAGL) — филиал «Патэ». Другие фирмы, такие, как «Гомон», «Эклер» и даже «Фильм д'ар», пользовались меньшим успехом.
«Убийство герцога Гиза» прославилось главным образом как фильм, поднявший престиж фирмы. За пределами парижских бульваров широкой публике были незнакомы имена Ле Баржи и Анри Лаведана. За границей эта удача заинтересовала прежде всего кинотехников. В те времена, когда в кинопромышленности уже преобладали американские коммерческие принципы, подобный фильм не мог получить широкого распространения в «никель-одеонах». Однако Гриффит оценил его значение. Несколько лет спустя он сказал Роберу Флоре:
«Мое лучшее воспоминание?.. Впечатление от замечательного фильма под названием «Убийство герцога Гиза». О, если бы ваши соотечественники продолжали двигаться по тому же пути, они были бы сейчас лучшими кинематографистами в мире».
Шарль Патэ поддерживал общество «Фильм д'ар», как веревка повешенного. Он оставил за собой исключительное право проката первых 28 фильмов общества, среди которых по своим художественным достоинствам значительно выделялся фильм «Убийство герцога Гиза». Однако, показывая их, он не старался обеспечить им значительный коммерческий успех.
В июне 1909 года, через шесть месяцев после выпуска первой картины, административный совет общества «Фильм д'ар» вынужден был констатировать дефицит в 80 000 франков. Братья Лафитт были отстранены и во главе предприятия поставлен Поль Гаво — известный драматург, автор водевиля «Маленькая шоколадница». Он разорвал контракт с Патэ, отменил крупные гонорары актерам Комеди Франсэз, рассчитал Ле Баржи и установил режим экономии. В конце 1909 года Поль Гаво и его прокатчики Шевийар и Пьерон нарисовали перед общим собранием членов общества многообещающую картину.
Дефицит был покрыт. К основному капиталу, увеличившемуся на 120 000 франков, прибавился актив в 200 000 франков. «Монофильм» под руководством Делака обеспечивал прокат художественных фильмов во Франции. С Соединенными Штатами, Бельгией, Россией и Англией были заключены выгодные контракты. Продажа ста экземпляров каждой ленты была обеспечена. Каждый метр проданной пленки приносил доход от 60 сантимов до франка; некоторые картины давали до 30 000 франков дохода. Продажа фильмов в одни только Соединенные Штаты покрывала расходы на постановку. Вскоре Поль Гаво заявил в печати:
«Еще недавно наше общество не могло проявить себя полностью. Некоторые обязательства мешали его развитию. Но наконец оно обрело свое лицо. Теперь, когда оно стало независимым, мы многого ждем от него...
Наши фильмы, на производство которых затрачиваются значительные суммы, займут ведущее место в кинотеатрах. При таких условиях мы надеемся, что «Фильм д'ар» вернет себе прежние симпатии и станет образцом самого высокого искусства фотографии...».
Однако эти большие надежды не оправдались. При Лафитте (1908—1909) дефицит достиг 238 000 франков, а управление Гаво закончилось потерей 424 000 франков. В 1911 году капитал общества был полностью растрачен. Административный совет подал в отставку, и предприятие перешло в руки прокатчика «Монофильма» Делака.Шарль Делак, став во главе «Фильм д'ар», подал в суд на Патэ, обвинив его в нечестной конкуренции, после чего Патэ было запрещено пользоваться названием «Фильм д'ар» как маркой, принадлежащей другой фирме. В то же время Шарль Делак привлек к суду и бывших членов административного совета, обвинив их в «крупных упущениях по службе», за что они были приговорены к возмещению убытков на сумму 100 000 франков.
«Влияние «Фильм д'ар», вначале совсем ничтожное, впоследствии сыграло громадную роль, оно открыло глаза американской школе», — пишет режиссер Викторен Жассэ, анализируя причины финансового краха этой фирмы.
«Флльм д'ар» как коммерческое предприятие не имел большого успеха и не оправдал возложенных на него надежд.
Публика встретила равнодушно эту внезапную перемену, которую она плохо понимала. Сюжеты картин часто были скучными. На несколько удачных фильмов приходилось множество очень слабых. Издержки производства были слишком велики. Короче говоря, актерам это надоело. Ле Баржи — душа всего дела — бросил его, после чего сохранилось только название «Фильм д'ар», а по существу, это общество стало обыкновенным коммерческим предприятием с известной маркой...
Несколько лет спустя отец кинокритики — Луи Деллюк, — обозревая пройденный этой фирмой путь, признал интересными некоторые постановки «Фильм д'ар», например «Поцелуй Иуды», и с присущей ему проницательностью анализировал глубокие причины провала зтих попыток во Франции.
Эти поиски в области искусства не имели того успеха, какого они заслуживали. А главное, они не получили необходимой поддержки. Чтобы продолжить это начинание и закончить предпринятые опыты, необходимо было объединить усилия всех участников. Однако большинство тогдашних сотрудников «Фильм д'ар» не прилагало к этому ни ума, ни сердца. Особенно актеры: они словно сговорились ничего не понимать в искусстве кино. И это непонимание часто переходит в презрение. Они в большой степени несут ответственность за эти даром потраченные годы. Некоторые из них должны были понимать и добиваться. Но неблагодарный труд в первых фильмах отбил у них охоту, и они отказались».
Постановки, осуществленные Ле Баржи с участием Кальметта, были далеко не все удачны. Нам довелось увидеть его «Возвращение Улисса». Не привыкшая к экрану «божественная Бартэ» — холодная и бесцветная Пенелопа — затерялась среди своих слишком многочисленных поклонников. Позади этой толпы виднелось нарисованное на большом холсте Средиземное море, прорезанное безобразными поперечными складками. Скучный и сухой сценарий Жюля Леметра, написанный в академической манере, не имел драматического развития. Эти «живые картины» стояли немногим выше первых «Страстей» Люмьера...
Член Французской академии Анри Лаведан был более талантливым сценаристом, чем академик Леметр. В «Поцелуе Иуды», написанном им после «Герцога Гиза», участвовали Мунэ-Сюлли в роли Иисуса и Альбер Ламбер в роли Иуды; картину снимали на натуре — в лесу Фонтенбло по примеру «Страстей» Жассэ. Ставил ее Арман Бур, прекрасный актер, ученик Андре Антуана из «Театр Либр», и, по словам Луи Деллюка, создал очень интересную и оригинальную по замыслу постановку. Но другие попытки были менее удачны. В начале 1908 года «Фильм д'ар» поставил «Тоску» с участием Сары Бернар, Люсьена Гитри и Поля Мунэ. Знаменитая актриса была так недовольна этим первым опытом, что при поддержке Викторьена Сарду (незадолго до его смерти) добилась того, что картину не выпустили на экран. «Фильм д'ар» пришлось снимать новый вариант с участием Сесиль Сорель, Александра и Ле Баржи. Последний разработал мизансцены с помощью Фердинанда Зекка. Эта новая «Тоска», по-видимому, имела не больше успеха, чем неуклюжая пантомима «Рука» с участием Макса Дирли и датской актрисы Шарлотты Вихе, чем фильмы «Большая башня» по Бальзаку с участием Веры Сержин и Кальметта, «Воскресение» по Толстому с Мадленой Рош, «Доля бедняка» по Ж. Рони, «Макбет» с Мунэ-Сюлли и др. Фильм «Отец Милон» по Мопассану с Фирменом Жемье в главной роли был поставлен самим Жемье вместе с Генри Гаури, но, по их собственному признанию, получился очень неудачным.
Когда Поль Гаво взял в свои руки управление «Фильм д'ар», Кальметт окончательно заменил Ле Баржи в качестве режиссера, а Арман Бур, разочаровавшись, бросил работу.
«Нельзя не отметить, что «Фильм д'ар» обновился, — сказал Поль Гаво. — Я прежде всего настаивал на том, чтобы декорации, костюмы и мизансцены соответствовали сценарию. Только при полной гармонии между этими компонентами можно создать произведение искусства».
Знаменательно, что драматург умолчал об актерах. Он сохранил в рекламах имена г-жи Бартэ, Альбера Ламбера, Мунэ-Сюлли и Поля Мунэ, но играли они редко. В новых художественных фильмах участвовали преимущественно малоизвестные актеры. Поль Гаво отказался от слишком дорогостоящих, специально заказываемых сценариев и обратился к уже опубликованным произведениям и известным историческим событиям. Такими были «Гелиогобал», «Дети Эдуарда», «Тартюф», «Оливер Твист», «Дон Карлос», «Полковник Шабер», «Жакерия», «Иисус из Назарета» и др. В актив Гаво можно, пожалуй, записать только первую кинопостановку «Кармен» с участием Режины Бадэ и Макса Дирли и «Камо грядеши?» с Альбером Ламбером, Доривалем и м-ль Грез. По-видимому, Сенкевич не давал разрешения на экранизацию своегоромана,так как вскоре фильму дали другое название: «Из времен первых христиан». Среди новых исполнителей, приглашенных Полем Гаво, находился актер из «Одеона» Анри Пукталь, ученик Андре Антуана. Ему поручили главные роли в фильмах «Шарф» (1910), «Иисус из Назарета», «Эссекский рыцарь» (1911) и др.; режиссером их был, по-видимому, Кальметт.
В 1910 году Пукталь впервые выступил как режиссер, поставив «Вертера», где заглавную роль исполнял Люсьен Брюле.
Шарль Делак, возглавивший «Фильм д'ар» в конце 1911 года, был предприимчивым и ловким дельцом. Он оставил у себя режиссеров Кальметта и Пукталя который с большим успехом поставил «Вителиуса», поручив главную роль известному и очень смешному эстрадному комику Полену. В 1911 году снятый Пукталем «Камилл Демулен» имел довольно большой и длительный успех. В этом фильме из времен французской революции играли многие актеры Комеди Франсэз, и в частности г-жа Лара, мать Клода Отан-Лара, будущего постановщика фильма «Воплощенный дьявол». При директоре Делаке фирма дважды добилась шумного успеха, пригласив двух величайших французских актрис того времени — Габриэль Режан и Сару Бернар.
Режан снималась для «Фильм д'ар» в своей коронной роли мадам Сан-Жен в одноименной пьесе Викторьена Сарду и Эжена Моро (режиссером ее был, кажется, Кальметт). А Сара Бернар сыграла «Даму с камелиями» под руководством Анри Пукталя.
Прославленной актрисе перевалило уже за шестьдесят. В 1900 году она была первой великой актрисой, выступившей на экране (в сцене «Дуэль Гамлете»). Неудача в «Тоске» отдалила Сару Бернар от кино, но постоянные денежные затруднения снова привели ее на экран. Находясь в тисках у своих кредиторов, преследовавших ее до самой смерти, она согласилась исполнить роль Маргариты Готье за гонорар в 4000 франков, из которого должна была заплатить игравшим с ней актерам ее труппы. Молодого Дюваля играл Поль Калеллани.
Фильм был поставлен Пукталем с декорациями в стиле Дюфайеля, а романтические влюбленные были одеты по последней моде 1911 года. Возвращаясь из студии «Фильм д'ар», великая Сара призналась молодому репортеру светской хроники газеты «Жиль Блаз» Мишелю Жорж-Мишель;
«Там, в Нейи, я играла перед тремя кинокамерами, но говорила так же, как и всегда. Все были со мной очень милы. Они только обстреливали меня из аппаратов — вот и все. Я была там с Сейлором, Питу, Шармеруа — со всеми товарищами. Что из этого получится, я совершенно не знаю. Может, это будет отвратительно, а может, прелестно — не имею ни малейшего представления ...».
Увидев себя на экране, актриса, несомненно, нашла, что она далеко не прелестна. Рассказывали даже, будто она упала в обморок от ужаса. Но она не могла, как это было с «Тоской», изъять фильм из проката. Его уже продали всему миру, и в частности Соединенным Штатам, где его демонстрировал Адольф Цукор.
Пять или шесть лет спустя Луи Деллюк, горячий почитатель трагической актрисы, беспощадно осудил этот фильм...
«Просить Сару играть на экране «Даму с камелиями» было просто безумием, — писал он, — быть может, даже преступлением против искусства, прикрытым только денежным успехом.
Я готов допустить, что фильм имел денежный успех. Однако если бы он был действительно хорош (а это невозможно, ибо Сара не могла играть Маргариту в кино), то шел бы повсюду и до сих пор.
Но получился фильм или не получился — это зависит от точки зрения. Мне думается, что исполнительница остро ненавидела его. Во всяком случае, публика постаралась его забыть».
Сегодня мы менее строги, чем Деллюк. Старомодные оборки на платье актрисы и обольстительные усы Поля Капеллани кажутся нам пока только смешными, но, быть может, придет день, когда они будут считаться стильными. Располневшая актриса, на которую года наложили свою жестокую печать, чрезвычайно далека от образа молодой и прелестной чахоточной девушки, созданной Дюма-сыном. Однако для нас совсем не безразличен тот факт, что кино сохранило нам эти архивы истории театра, ибо Сара, не обращая внимания на три киноаппарата, фиксировавшие каждое ее движение, играла и говорила как на сцене. Если отвлечься от смешных подробностей, нетрудно почувствовать душу великой артистки в ее игре, хотя и отмеченной печатью прошлого века, но и в своей манерности не лишенной истинного величия. После всемирного успеха «Дамы с камелиями» Сара Бернар получила множество приглашений сниматься в новых фильмах. Сначала она отказывалась.
«Я не снималась, — заявила она в прессе, — и дала слово не сниматься ни для какой фирмы, кроме «Фильм д'ар», с которой я связана контрактом».
Однако вскоре фирма сделала ей некоторые послабления. В мае 1912 года Сара Бернар отправилась в Лондон, чтобы играть в новом фильме «Королева Елизавета» . Для производства этой картины было основано недолговечное общество «Истрионик филм», в котором, возможно, принимали участие Делак и предприимчивый лондонский и парижский прокатчик Франк Броклис. Но в основном новая фирма была филиалом «Эклипс-радио», крупного франко-британского общества, в которое вошло, в частности, старое общество «Урбан трэйдинг».
«Королеву Елизавету» рекламировали в прессе как «большую кинодраму»:
«Сценарий ее принадлежит перу известного писателя Эжена Моро, создавшего вместе с Викторьеном Сарду «Мадам Сан-Жен». В постановке старались тщательно соблюдать историческую точность, не щадя затрат и с разрешения английского правительства (sic!). В фильме играет великая Сара Бернар. Это выдающееся произведение, которому предстоит громадный успех...»
Режиссерами этого фильма были Анри Дефонтен, долго работавший у Патэ, и Луи Меркантон, доверенный друг Сары Бернар, много лет состоявший в ее труппе. В эту труппу входили Максудиан, Декер, Амеруа, Мария-Луиза Дорваль и молодой англичанин Лу Теллиген, впоследствии ставший знаменитым.
Фильм, шедший на экране около часа, казался в ту эпоху исключительно длинным — в нем было целых четыре части (1200 метров). Для его съемки построили довольно сложные декорации, а актеров одели в роскошные костюмы. По сообщениям печати, на постановку истратили громадную по тем временам сумму в 10 000 фунтов стерлингов. В первый раз фильм демонстрировали в лондонском «Палас-театре» 16 августа 1912 года. Ниже мы расскажем о необыкновенной судьбе этого фильма в Америке. Пока же следует отметить, что его появление стало крупным событием в истории американского кино — фильм оказал значительное влияние на стиль Голливуда. В 1922 году ведущие голливудские актеры отправили во Францию послание, чтобы отметить его десятилетний юбилей.
Однако в фильме не были преодолены штампы и заблуждения «Фильм д'ар». И Луи Деллюк был прав, когда писал:
«В «Елизавете, королеве английской» Сара Бернар, меньше полагаясь на случай и больше прислушиваясь к благоразумным советам, попыталась создать возвышенный романтический образ, уже не раз воспроизведенный другими. Но этот образ не имел никакого отношения к кино. Она совершила меньшую ошибку, чем в «Даме с камелиями», но и только...». «Королева Елизавета» с ее коммерческим успехом была высшим достижением «Фильм д'ар», который затем до 1914 года создавал лишь малоинтересные фильмы, не имевшие серьезного успеха. В этом же году «Общество драматургов и писателей» (ССАЖЛ), выпустив «Отверженных», добилось всеобщего признания и утвердило несколько иные принципы постановки фильмов.
Обществом ССАЖЛ руководили плодовитый драматург и известный романист Пьер Декурсель и его бывший соавтор Гугенхейм. Основной капитал был предоставлен банком Мерцбаха, не зависевшим от финансистов, которым подчинялся Патэ. Но вскоре общество стало верным сателлитом этой крупной фирмы и утратило свою независимость.
Соглашение с Патэ было отчасти вызвано рядом беззастенчивых плагиатов, совершенных венсеннскими сценаристами. В 1905 году длительный процесс между Патэ и «Обществом авторов и композиторов» по поводу записей для фонографов закончился победой общества, и Патэ пришлось заплатить крупный штраф в возмещение за убытки.
Поэтому, вместо того чтобы затевать борьбу с «Обществом драматургов и писателей», Патэ предпочел заключить с ними сделку и, подписав контракт, обеспечить себе право использовать репертуар этой крупной фирмы, в которой Декурсель имел большое влияние. Если по этому контракту Патэ и не получил монополии на весь репертуар общества, то, во всяком случае, закрепил за собой наиболее популярных авторов, от Виктора Гюго и Эмиля Золя до Понсона дю Террайля и Эжена Сю. В программу ССАЖЛ входила прежде всего экранизация уже опубликованных произведений, что приносило больше дохода и обходилось значительно дешевле, чем заказы новых сценариев известным писателям. За «Герцога Гиза», например, Лаведану заплатили 8000 франков (400 луидоров), а через три года Сара Бернар получила вдвое меньше за исполнение роли в «Даме с камелиями».
Став во главе ССАЖЛ, Декурсель так изложил свою программу:
«Мы сами подобрали себе авторов и сняли самые сливки. Величайшие писатели прошлого представлены у нас наряду с самыми знаменитыми современниками. Быть может, они не все академики, но они не менее талантливы, чем члены академии, а это самое главное. Следовало бы назвать их имена. Но возьмите триста самых видных и прославленных писателей, и вы их узнаете.
Чтобы привлечь крупных авторов, мы дали им возможность принять широкое участие в деле. Мы платим им с каждого метра (проданного позитива. — Ж. С), ибо невозможно сохранять авторское право на фильмы, которые показываются перед миллионами зрителей от Гавайских островов до степей Украины...
Около венсеннского леса в двух шагах от крепости, во рвах которой снималось убийство герцога Энгиенского мы построили новый замечательный павильон с громадным застекленным залом, где мы иногда снимаем четыре фильма сразу... Там нет ни в чем недостатка, имеется даже искусственное освещение для тех дней, когда нам не хватает солнечного света...». Художественный руководитель ССАЖЛ Альбер Капеллани несколько лет состоял в труппе «Театр Либр», затем вошел в труппу Фирмена Жемье, а позже стал администратором «Театр де л'Альгамбра». Он снимал много фильмов в «Патэ» в ту пору, когда эта фирма еще не претендовала на художественность продукции. Сначала он был специалистом по феериям и пышным постановочным фильмам, которые ставил с несколько тяжеловесной роскошью, далекой от легкости и изящества Мельеса, а также и от немного вульгарной простоты Зекка в «Ослиной коже», «Коте в сапогах», «Возмездии», «Жанне д'Арк» и т. д. Капеллани пробовал свои силы также в комическом жанре и режиссировал некоторые фильмы с Андре Дидом.
Когда Патэ назначил Капеллани художественным руководителем ССАЖЛ, режиссер подобрал новый персонал и привлек известных актеров. Он принял на ведущие роли несколько популярных артистов из мюзик-холла: Мистингет, Тревиля и других, — а часть труппы составили его старые товарищи из «Театр Либр» (Мевисто, Аркийер, Дефонтен и Гретийа).
Они играли в его первом фильме, имевшем значительный успех, — «Человек в белых перчатках», — пантомиме никому не известного Берени, где апаши вращались среди светских людей. Затем Капеллани поставил «Арлезианку» по Альфонсу Доде, но ее успех вскоре затмила «Западня» по роману Золя, в которой Аркийер играл роль Купо.
В конце XIX века «Театр Либр» стал проводить на сцене теории Золя, и великий Андре Антуан в ту пору черпал значительную часть своего репертуара из натуралистической литературы. Несколько его учеников, правда довольно бездарных, стали применять его методы в кино. Через ССАЖЛ натурализм водворился на экранах под вывеской «реализма» и «правдивости», как называл его Пьер Декурсель. Это направление было естественным продолжением неосознанной, но вредной псевдонародности Зекка...
Художественный руководитель ССАЖЛ, характеризуя методы своей режиссерской работы, несомненно, исходил из установок Антуана.
«Мы бережно относимся к деталям и аксессуарам, — писал он. — Мы строго следим за подлинностью костюмов, к чему обязывает нас точность и правдивость декораций. Эти серые декорации, эти настоящие военные мундиры, языки муслина, развеваемые вентилятором над поленом в черном очаге, блик белой краски, изображающий пламя лампы или свет фонаря, котенок, пробирающийся по наклонной доске, — вот они на экране. Они полны захватывающего реализма, необыкновенной выразительности и создают полную иллюзию подлинности. Вы живете в созданной ими обстановке, видите это пламя, слышите грохот снарядов и вместе с котенком спускаетесь в подвал проклятого замка.


Когда ты смотришь на орла, ты видишь частицу гения. Выше голову! -- Уильям Блейк.
When thou seest an Eagle, thou seest a portion of Genius. lift up thy head! -- William Blake.
 
Форум » Библиотека » Всеобщая история кино. » "Художественные серии" во Франции (1909-1914) (Том 2. Глава 1. (часть 1))
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017
Сайт управляется системой uCoz



Rambler's Top100 Регистрация в каталогах, добавить сайт 
в каталоги, статьи про раскрутку сайтов, web дизайн, flash, photoshop, 
хостинг, рассылки; форум, баннерная сеть, каталог сайтов, услуги 
продвижения и рекламы сайтов