Кое-что о компьютерной графике
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Библиотека » Всеобщая история кино. » Эволюция жанров у Пате (1903-1908) (Том 1. Часть 4. Глава 6.)
Эволюция жанров у Пате (1903-1908)
Tatyana_ArtДата: Суббота, 14.11.2009, 02:39 | Сообщение # 1
Страж
Группа: Администраторы
Сообщений: 290
Награды: 1
Репутация: 152
Статус: Offline
В эпоху пионеров французское кино господствует в мире. А французское кино – это в первую очередь фирма «Патэ». Она хозяин внутреннего рынка. Ее соперникам – фирмам «Гомон» и «Эклер» – достается то, что останется после нее.
«Фирма «Патэ», – писал Жассэ в 1911 году, – предвидела, возможные выгоды, таящиеся в зарождающейся промышленности. Она установила законы и стремилась усовершенствовать все отрасли своей промышленности. И усилия ее скоро увенчались успехом. Первые режиссеры фирмы были люди невежественные, без профессии, но именно им кино обязано своим бурным развитием.
Они обладали интуицией, упорством и той непосредственностью, которая помогла им раскрыть подлинный смысл кино.
Английская школа, не совершенная, но оригинальная, была ими воспринята и улучшена, а в комическом жанре они создали маленькие шедевры, которые до сих пор остаются образцами».
Начиная с 1904 года, который отмечен строительством новых студий в Венсенне и Монтрэ, Патэ все увеличивает число работающих у него режиссеров. Мы видели, как к Зекка и Люсьену Нонге присоединились Лоран Хейлброн, Луи Ганье, Андре Эзе, Гастон Вель и другие, в том числе Жорж Ато и Викторен Жассэ, которые работали у Патэ всего несколько месяцев.
Зекка пользовался трудами всех своих конкурентов, и в первую очередь англичан. Его ученики и последователи поступали точно так же даже тогда, когда «Патэ» стала первой фирмой в мире. Например, в 1906 году сценарий «Анархисте» буквально и точно копирует фильм «Доведенные до анархии», выпущенный за несколько месяцев до этого Уильямом Полем. Андре Эзе говорил в 1907 году своему другу Луи Фейаду, что все удачные фильмы английского «Гомона» немедленно копируются в Венсенне.
Разумеется, в «Патэ» не ограничиваются копированием англичан. Если с течением времени его режиссеры все меньше подражают Мельесу, так это только потому, что он выходит из моды. Зато вдохновляются попытками «Гомона», первыми удачами американцев, опытами итальянцев, которые сами, в свою очередь вдохновлялись успехами венсеннцев.
В 1902-1908 годах, еще больше чем в 1896 году, плагиат царит повсюду, и в особенности в «Патэ». А плагиатора копируют, в свою очередь, другие.
Действительно, «стиль Патэ», который был создан, когда «невежественные любители» накопили опыт и знания, во всем мире имел громадный коммерческий успех. Поэтому естественно, что все стремились заимствовать его сюжеты и копировать постановки.
В эту эпоху примитивов в кино, как и в других областях, творчество, как правило, анонимно. Часто трудно отличить фильм Зекка от фильмов Эзе или Жоржа Ато. Эти ремесленники оспаривают друг у друга авторство постановок лучших фильмов фирмы. Создается впечатление, что каждый фильм был поставлен тремя-четырьмя людьми. Возможно, так оно и было.
Большинство этих фильмов – скорее результат работы мастерской, чем одного человека. У одного возникает идея, другой набрасывает сценарий, третий делает раскадровку и готовит декорации, и, наверное, иногда не все эпизоды снимает один и тот же режиссер.
Между этими профессиями тогда не существовало разделения, каждый должен был уметь делать все.
Достоинство фирмы «Патэ», которое признавали все ее современники, заключалось в том, что там разрабатывались все жанры, они дифференцировались, классифицировались, упорядочивались. Между 1902 и 1908 годами лучшими фильмами фирмы – ее специальностью – были «драматические реалистические сцены», «библейские сюжеты» и, наконец, комедии с «неистовыми погонями». Ленты с трюками после короткой вспышки с 1906 года уже угасают, так же как и феерии.
Хотя Зекка и оспаривает это, по-видимому, с 1903 года Люсьен Нонге занимался съемкой хроники. Речь идет, разумеется, о хронике, инсценированной в студиях или в парижских предместьях.
Фирма «Патэ» выпустила в 1903 году «Резню в Македонии», «Смерть папы Льва XIII», «Восшествие на престол папы Пия X», где кресло с сидящим в нем статистом несли на спинах верующие; гвоздем был фильм «Убийство сербской королевской фамилии», где в салоне стиля ампир королева Драга, одетая в длинную белую рубашку, просит пощады у офицеров в погонах, которые только что убили ее мужа.
В 1904 году выпускается множество сцен о русско-японской войне, в которых Марна заменяет реки Маньчжурии. Гвоздем этой серии была «Гибель «Петропавловска» на рейде в Порт-Артуре», выполненная в макетах. И по выбору публики владельцы ярмарочного кино могли заканчивать фильм титрами: «Да здравствует Япония!» или «Да здравствует Россия!» (Эти титры фирма «Патэ» изготовляла на шести языках.)
В то же время Патэ восстанавливал покушения анархистов. Например, «Убийство министра Плеве», успех которого в августе 1904 года был так велик, что шесть месяцев спустя Патэ выпустил «Убийство великого князя Сергея».
Разумеется, и революция 1905 года была восстановлена венсеннцами. Знаменитое «Кровавое воскресенье» было показано в серии длиной 70 метров.
«События в России: волнения в Санкт-Петербурге, фанатизм и суеверие. Начало демонстрации. Узаконенное преступление».
Первый «Броненосец «Потемкин» в 1905 году был поставлен в Венсенне Люсьеном Нонге под названием «Революция в России. События в Одессе»:
«Броненосец «Потемкин». Мятеж на борту. Офицер убивает матроса. Месть моряков. Отдание почестей умершему. Тело выставлено на набережной в Одессе. Обстрел. Народное восстание, грабежи и поджоги в городе. Репрессии».
Если в сценарии этого 80-метрового фильма есть много общего со знаменитым произведением Эйзенштейна, так это потому, что «Потемкин» 1925 года тоже был инсценированной хроникой событий.
Фильм Нонге, к счастью, сохранился в варианте, раскрашенном от руки по трафарету. Рассказ ведется в хорошем темпе, сюжет интересно смонтирован. Режиссер, используя опыты Смита, заимствованные Зекка, применяет истинно кинематографические средства. «Злодей» фильма, бородатый жестикулирующий офицер, как будто бы сбежал из какого-нибудь фильма Мельеса. Прежде чем обстрелять Одессу, он наставляет свою подзорную трубу на город, и мы видим в классическом круглом каше население, воздающее почести телу убитого моряка, выставленному на набережной. Декорации улиц Одессы хотя и недостоверны, зато красивы и хорошо построены. Нонге управляет толпами людей с искусством и уверенностью бывшего руководителя статистов, и эффект, достигаемый им, весьма значителен, хотя и чисто театрален. И, наконец, по обычаям Патэ, движение толпы в больших декорациях сопровождается панорамированием аппарата.
После 1905 года в Венсенне почти совершенно отказались от инсценировки подлинных событий. Фирма «Патэ» снимала действительные события, в привлекательности которых для публики убедились на примере англичан. «Съемка хроник осуществлялась Бонвиленом под наблюдением Зекка. В 1908 году Патэ открыл в Париже в Порт Сен-Мартен зал, посвященный исключительно показу фильмов такого рода. Это был крошечный театрик, не насчитывающий и ста мест. В 1897 году там помещалось «Кино Люмьера», управляемое Лафоном, теперь его переименовали в «Патэ-журналь». Это предок современных театров кинохроники. То же имя носил и первый кинематографический еженедельник, который потом выходил 40 лет без перерыва во Франции, в Англии и в Америке. «Патэ-журналь», вначале показываемые только в Париже, с 1909 года начинают распространяться и по провинции. Они содержат кроме классических хроник событий сцены, снятые в театрах с участием знаменитых актеров, дающих возможность конкурировать с продукцией фирмы «Фильм д’ар». С 1909 года «Патэ-журналь» выпускались также в Германии, Англии, России и США.
Мода на трюковые короткометражки длилась не дольше моды на инсценировку подлинных событий. В конце 1903 года Гастон Вель ставит в Венсенне фильмы, которые отличаются от фильмов Мельеса тем, что в них употребляются новые средства постановки, соединяются декорации студии с натурными съемками.
По мере того как метраж фильма растет, ленты с трюками уже не могут оставаться, как в Монтра, кинокопиями выступлений фокусника на театральной сцене.
Трюк перестает быть самоцелью. Сценарий развивается и приобретает значение. Поэтому, собственно, фильм с трюками исчезает как жанр, сливаясь с феерией и комедией. Комические фильмы с трюками Веля проникнуты безумием и неистовством, которыми были отмечены и первые фильмы Зекка. Возможно, что Зекка выбирал для них сценарии и наблюдал за постановкой. Таков был «Вальс на потолке» (март 1905 г.): «На светском балу приглашенные отдаются удовольствиям танца. Пары кружатся под звуки увлекательного вальса, пожалуй, даже слишком увлекательного, ибо после первых же туров вальсирующие начинают выкидывать странные коленца. Вдруг, обезумев, они отталкиваются прыжком от пола и продолжают танцевать на потолке, вниз головами.
В этом странном положении они проявляют чудеса акробатики, спускаются на пол, и здесь их слишком бурный вальс привлекает внимание полисмена, который входит в салон. Начинается погоня сквозь створки дверей, стены, картины, которые открываются, чтобы пропустить беглецов, и закрываются снова. Полицейский остается один и сражается с вихрем нотных тетрадей, которые налетают на него со всех сторон».
Наибольшим успехом Веля был фильм «Мечта о луне», несколько сот копий которого было продано фирмой «Патэ».
Без сомнения, Зекка участвовал в постановке этого фильма, в котором он, по его словам, «играл главную роль, написал многие декорации и наблюдал за постановкой».
Вот сценарий этого знаменитого фильма:
«Храбрый пьяница оказывается в окружении гигантских бутылок, принявших человеческий облик, и начинает танцевать с ними бешеную кадриль. Потом он ложится спать... Ему кажется, что он в городском саду, где луна награждает его благосклонным взглядом, и он влюбляется в нее.
Желая дотянуться до луны, он взбирается на газовый фонарь. Но луна все еще слишком далеко. Наш герой, не колеблясь, взбирается по стене соседнего дома... Не без затруднений поднимается он на крышу, где едва удерживает равновесие и несколько раз чуть не скатывается оттуда. Наконец он проваливается в слуховое окно и пугает жильцов. Но упрямый пьяница хочет все же дотянуться до луны. Он взгромождается на конек трубы, который гнется под тяжестью его. Вдруг налетает порыв ветра и уносит нашего героя, сидящего верхом на трубе, в пространство. Он пролетает километры сквозь облака, вокруг бушует гроза.
Вот он уже в звездных сферах, вблизи от предмета своих воздыханий. Луна, смягченная его усилиями, приближается к нему и приглашает его в гости. Он решительно входит внутрь сияющей планеты через ее рот.
Но луна не разделяет восторгов своего гостя и после нескольких гримас отвращения выплевывает в пустоту несчастного пьяницу, который стремительно падает вниз, потом просыпается в своей постели, ошеломленный приснившимся ему кошмаром».
Один из эпизодов «Влюбленного в луну» (фильм Веля длиной 140 метров был известен и под этим названием) совершенно явно навеян «Путешествием через невозможное», выпущенным Мельесом за несколько месяцев до этого. Но натурализм сценария и декораций придает ему совсем другой стиль. Гвоздь фильма – полет пьяницы. Чтобы осуществить его, нужно было налощить три изображения одно на другое: изображение героя (снятое на черном фоне), декорации и небо с настоящими облаками.
В начале лета 1906 года Гастон Вель соблазнился контрактом, предложенным ему только что организовавшейся итальянской фирмой «Чине», и уехал в Рим.
Его заменили административным директором студии Лепином, который за несколько месяцев превратился в постановщика комедий, без сомнения, для того, чтобы помочь выполнить заказы, которые поступали отовсюду, так что три студии, которые имела фирма в 1906 году, были полностью загружены.
Лепин поставил феерию, которая имела большой успех: «Сын дьявола» – «адская фантасмагория, роскошно поставленная», которая по счастливой случайности сохранилась во Французской синематеке.
Техника Лепина была значительно сложнее, чем техника феерий Мельеса, и стиль его постановок совсем другой. Элегантность и тонкость заменены народным юмором и молодечеством, которые тоже имеют свои достоинства. Лепин, кроме того, умеет пользоваться кинематографическим языком, неизвестным Мельесу. Картины следуют в таком порядке:
«1. Ресторан (общий план). Доктор кладет шприц на пол и вызывает Вельзевула-отца к телефону.
2. Ад (американский план). Вельзевул, сидя в своей конторе, слышит доктора и дает деньги чертенку.
3. Ресторан (общий план). Посыльный выходит из-под пола и отдает деньги доктору».
Здесь достаточно телефона, чтобы перевести действие из одного места в другое. Мельес никогда не пользуется таким способом соединения кадров, несовместимым с театральными законами, а тем более такой сменой кадров. Отказывался также Мельес от съемок в естественных условиях, из которых Лепин извлекает прекрасные эффекты, он использует все – и то, что его герои неожиданно оказываются у Венсеннских ворот, и красоту карьеров Монтрэ, которые изображают врата ада.
Успех «Сына дьявола» имел для Лепина решающее значение. Через несколько месяцев он тоже подписывает контракт с итальянской фирмой.
После Лепина у Патэ трюками занялся Сегундо Шомон, который был скорее оператором, чем режиссером, и больше интересовался техническими нововведениями, чем сценарием. Без сомнения, Жассэ имел в виду именно Шомона, когда писал:
«Очень ловкий практик занялся применением трюков. Но его большим недостатком было то, что он видел главное в трюке самом по себе, а не придумывал интересной сценки, в которой его можно было показать публике, как это делал Мельес. Феерия тихонько угасла (1908-1910)».
Однако Шомон совершал чудеса, которые поражают техников. В «Размягчении твердых тел» он заменяет актеров манекенами из железа и проволоки (пустыми внутри), которых в перерывах между покадровой съемкой покадрово сплющивали ударом кулака, а затем превращали в жидкость. В «Лесном царе» он делает чудеса с многократной экспозицией: два всадника появляются в глазу живой лягушки, снятой крупным планом, так, что видно, как она моргает. Позднее Шомон, как и его предшественники Вель и Лепин, отбыл в Италию. После него «фильмы с трюками» исчезли как жанр не только из-за ошибочной концепции этого последнего «трюкача», но и потому, что кино, выйдя из младенчества, превратило трюк в элемент техники, который стали использовать в кинодрамах и комедиях. «Феерия» исчезла еще и потому, что дети перестали составлять большинство публики.
«Драматические и реалистические сцены» лучше всего удавались в «Патэ», и первыми из них, имевшими успех, были «История одного преступления» и «Жертвы алкоголизма».
В 1903 году Зекка снял «Жизнь игрока» – драму в восьми картинах, о которой Патэ говорит, что он заимствовал сюжет из музея восковых фигур мадам Тюссо. Возможно, что он воспользовался также каталогом Уильяма Поля, где в 1902 году фигурировал «фильм, очень впечатляющий, дающий высокий моральный урок», под названием «Судьба игрока, или Дорога к разорению» (70 метров, 2 картины). Фильм Зекка из 8 картин был сложнее и больше разработан, чем его английский оригинал.
В том же 1903 году Зекка снял «Стачку» – первый из его «социальных» фильмов. Он длился четверть часа и был разделен на пять частей. На этом фильме явно сказалось влияние романа Золя «Жерминаль», точно так же, как фильм «Жертвы алкоголизма» был сделан под влиянием «Западни».
Вот список картин:
1. Отказ в арбитраже. 2. Стачечники убивают директора. 3. Арест секретаря союза. 4. Возвращение на работу. 5. Будущее: единение капитала и труда.
Зекка продолжил эту серию «пролетарских» фильмов, руководя в мае 1905 года постановкой «большой реалистической сцены» – «В черной стране». Эта «кинематографическая драма в 8 картинах», целиком снятая в студии, была сделана в стиле инсценированной хроники событий той эпохи, и, несомненно, в ее постановке принимал участие Люсьен Нонге. Декорации, прекрасно написанные, играют первостепенную роль (как делал в то же время Мельес). В некоторых кадрах используется здание студии, в некоторых – декорации на холсте (так же поступал в свое время Мельес). Например, грузоподъемник здания был снят, как подъемная машина в шахте. После серии чисто документальных картин («рабочий поселок», «вход в шахты», «спуск», «подземные галереи») фильм заканчивается «взрывом рудничного газа», «наводнением в шахтах» и, наконец, «спасением», когда выходят уцелевшие шахтеры и выносят трупы.
«Тогда шахтер, как живой символ убийственного труда, показывает кулак всему, что его окружает, – высоким трубам, черный дым из которых стелется по стране, как траурный вуаль, и конвульсивно рыдает, оплакивая смерть с трудом воспитанного им ребенка, которого шахта отняла у него прежде, чем тот стал мужчиной. У его ног рыдает жена и малыши. Такова мрачная жизнь шахтера, такова и внезапная его смерть».
Фильм шел долго, тем более что на следующий год после его выпуска страшная катастрофа в карьерах придала ему горькую актуальность.
Фильм «В черной стране», по всей вероятности, был снят в новых студиях в Монтрэ. Там же в начале 1904 . года была снята «История одной любви» в семи картинах:
1. Отъезд. 2. От работы к удовольствиям. 3. Покинута. 4. Муки голода. 5. Письмо родителям. 6. Страшное искупление. 7. В больнице.
Люсьен Нонге и Лоран Хейлброн вместе ставили этот фильм под наблюдением Зекка – великого мэтра студий Патэ–Зекка. Без сомнения, Лоран набросал сценарий и написал декорации, а Нонге руководил постановкой.
Успех «Истории одной любви» был весьма значителен. «Мы продали больше тысячи экземпляров», – пишет Шарль Патэ в своих мемуарах. Это был первый случай проникновения в кино любовного сюжета; до сих пор здесь речь шла лишь о преступлениях, исторических событиях или сказках. От голой эротики кино перешло к любви; вслед за чувствами в фильмы проникла и психология.
Несмотря на первые успехи, сентиментальные «кинороманы» получили настоящее развитие только два года спустя,
«Около 1906 года, – согласно утверждению Викторена Жассэ, – появились в кино первые сентиментальные постановки. Они имели громадный успех. Одна из них – «Закон прощения» – стала знаменитой, А между тем она отличалась банальной простотой. Несомненно, это и обеспечило ей успех. Почти в то аде время появилась другая – «Дочь звонаря». Она была сложнее, но не пользовалась таким успехом. Сентиментальные драмы получили право убежища в кино».
В «Патэ», по-видимому, Андре Эзе специализировался на этих «сентиментальных драмах». Сюжет «Истории одной любви» был взят из газетной хроники, Эзе не замедлил возвыситься до светской психологии в своем «Возрасте любви» в 85 метров (октябрь 1906 г.).
«Возраст любви», несомненно, еще более драматизированный вариант «Закона прощения». В «Голосе совести» (февраль 1906 г.) любовник убивает мужа и умирает от угрызений совести, преследуемый жестокими видениями. В «Смертельной идиллии» крестьянка становится актрисой ярмарочного театра, потом знаменитостью. По воле случая бывший жених становится ее лакеем. Он ее убивает. Героиня фильма «Жена борца» (октябрь 1906 г.) «убивает свою счастливую и богатую соперницу среди роскоши, ее окружающей», и тем возвращает себе любовь мужа. В этих двух последних наивных драмах уже появляется тема, составившая славу кино после 1908 года.
Развитие этих «чувствительных драм» (это выражение послужило подзаголовком одного фильма Патэ 1906 г.) не мешало продолжению традиции «Истории одного преступления». После 1905 года началось засилие преступлений и правонарушений. Первым фильмом этой серии были «Поджигатели» (год спустя ему подражал Мельес). Далее, в том же году шли «Парижские апаши», заимствованные из фильма «Как живет Париж, как в нем крадут и убивают», поставленного в Англии у «Ралея и Роберта».
После успеха «Парижских апашей» фирма «Патэ» поспешила использовать эту удачу и выпустила «На каторге».
Андре Эзе был плодовитым автором. Он писал сценарии и сам их ставил, снимая иногда по ленте в день. Он занимался всеми жанрами: наряду с сентиментальными романами и сюжетами, заимствованными из газетной хроники, он был также автором многочисленных социальных драм и в особенности бесконечных «погонь», как комических, так и трагических.
Возможно, что Эзе был автором знаменитой погони «Десять жен на одного мужа», которая в известной мере символизировала собой победу натурных съемок над съемкой в павильоне.
Фильм «Десять жен на одного мужа» был очень хорошо подан и сфотографирован. У «Патэ» были хорошие операторы, прекрасно умевшие «кадрировать» снимки. Преследователей играли переодетые акробаты, великолепно умеющие «падать».
Но и драматическая погоня имела не меньший успех. По словам Жассэ, фильм «Поджигатели» был «историей цыгана, который случайно поджег стог соломы. Пожар, прибытие пожарных, тушение пожара, погоня за виновным через леса, долины, препятствия, железные дороги, обрывы, реки. Поимка и наказание виновного. Это была настоящая погоня-драма для исполнения которой, впрочем, было вполне достаточно одних ног. В эту эпоху акробаты были королями кино».
Этот сюжет почти буквально заимствован из «Маленьких бродяг» (август 1905 г.), а те в свою очередь сделаны по фильму Гомона 1904 года «Маленькие вредители зеленых «насаждений». Этот фильм, которому окраска и применение цветных стекол придают особую цену, сохранился во Французской синематеке в оригинале. Произведение это, одновременно комическое и трагическое, прекрасно сфотографировано. В нем есть ритм и увлекательность, своеобразное очарование и стиль, не только не похожий, но и прямо противоположный стилю Мельеса.
Серию о браконьерах, начавшуюся с успеха английского филиала «Гомона» в 1904 году, у Патэ и его конкурентов продолжали «Маленькие браконьеры», «Дочь браконьера», «Руже-браконьер» и в особенности «Собаки-контрабандисты» в июне 1906 года. Это был один из наиболее успешных фильмов Эзе.
«Собаки-контрабандисты», – пишет Жассэ, – были плодом сотрудничества режиссера, работавшего с актерами, с ловким дрессировщиком собак. Этот фильм, интерес которого состоял главным образом в беге дрессированных собак, произвел фурор. Последовали другие, но не смогли затмить успеха первого».
Андре Эзе отличался также в комической погоне. Первый фильм этого рода, который определенно можно ему приписать, был поставленный в декабре 1905 года «Похититель велосипедов» (110 метров) сценарий которого стал типовым сценарием для фильмов-погонь «Патэ».
«Человек ставит велосипед перед театром и входит в здание. Молодой проходимец хватает его велосипед и убегает. Расклейщик афиш, который это видел, подает знак автомобилисту. Оба бросаются вдогонку за вором.
К двум преследователям вскоре присоединяется кормилица, толкающая перед собой детскую коляску, фиакр, торговка с корзиной, человек с коробом, продавщица зелени, маленький пирожник, всадник, осел, наконец, погоня превращается в бешеный наплыв преследователей, которые даже взбираются на какой-то дом, достигая шестого этажа.
В конце концов, вор, за которым они бегут по пятам, принужден броситься в реку, увлекая за собой всех преследователей. Эта лента, где шарж доведен до крайности, вызывает бешеный смех».
Вот перед вами все парижские типы, бывшие герои «комедии дель арте», возродившейся в 1901 году в Венсенне, увлеченные безумным бегом, который заставляет их галопом взбираться на фасады шестиэтажных зданий. Этот фильм открывает дорогу Мак Сеннетту и Чарли Чаплину.
В «Погоне за париком» (который, так же как и «Тото Гатсос», был одним из успехов Андре Эзе в августе 1906 г.) птица утащила парик у лысого старика, который преследует ее через леса, поля и ручьи. Среди преследователей находились актеры Леон Мато и Ромео Босетти, который так описывал себя несколько лет спустя: «Коренастый, атлетический сложенный, элегантный актер, режиссер, специалист по руководству веселыми сценами, фантастическими каскадами, эпическими прыжками и безумными погонями».
Босетти не замедлил стать режиссером серии «Ромео», роль которого он играл.
Другим преследователем парика был Андре Дид, настоящее имя которого было Андре де Шапе. Он вышел из атмосферы «кафе-концертов», был певцом и акробатом, потом участвовал в обозрениях «Фоли-Бержер» и спектаклях «Шатле». Некоторое время он играл в Монтрэ, где он познакомился с трюками Мельеса, которые потом применял в некоторых из своих фильмов.
С 1906 года Андре Дид стал постоянным актером «Патэ». Он был первым исполнителем главной роли в серии фильмов, изображая персонаж по имени «Буаро» (пьяница). Андре Эзе поставил большую часть фильмов из серии «Буаро» и сам писал к ним сценарии. Ему помогал Аль б ер Капеллани, будущий художественный директор ССАЖЛ.
Самым большим успехом из всей серии пользовались фильмы «Буаро переезжает» (август 1905 г.) и «Буаро в обучении» (май 1907 г.).
Первыми фильмами Андре Дида, имевшими успех, были «Настойчивый ухажер, или Господин, который преследует женщин» (конец 1906 г.). «Наша фанфара участвует в соревновании», «Буаро переезжает», «Первые шаги шофера» (фильмы 1907 г.), «Свадьба Буаро», «Буаро поел чеснока», «Первые шаги щеголя», «Чудесный платок», «Дюжина свежих яиц», «Ученик архитектора» и «Человек-обезьяна» (фильмы 1908 г.).
Андре Дид создал тип, традиционный для цирка и «кафе-концертов», – простофилю, который ломает мебель, бьет тарелки, получает кремовые торты прямо в физиономию и несчетное число пинков в зад. Он простофиля, и его комизм идет дальше грубого внешнего эффекта. Своей игрой он предвещает Ларри Симона и Стэна Лаурега.
В конце 1908 года Андре Дид уезжает в Италию, где он подписал контракт с фильмом «Итала». Его новое прозвище «Кретинетти» вполне подходит к созданному им типу.
«Буаро» был знаменит еще до «Макса», имя которого появляется в титрах фильмов «Патэ» только после 1909 года. «Макс» – молодой Макс Линдер, родившийся в Бордо 16 декабря 1883 года, был лауреатом Бордоской консерватории. Он приехал в Париж, когда ему было 20 лет. Это очень смуглый, худой брюнет небольшого роста. Он поступил в театр «Амбигю» и играл там в «Двух сиротках», и «Преступлении сумасшедшего», потом был приглашен Самуэлем в «Варьете». Там в течение трех лет он был статистом и исполнял небольшие роли.
Чтобы пополнить свой скудный заработок, он часто посещал студию «Патэ». Поскольку он был хрупкого телосложения, первое время ему давали роли школьников. Первый раз он выступил в «Первом выходе» – фильме в 110 метров (июль 1905 г.), поставленном Луи Ганье (как и все первые фильмы Макса Линдера). Приписывали эту честь также и Люсьену Нонге, что вполне вероятно, так как Люсьен Нонге был шефом Ганье.
Этот фильм не имел большого успеха. В последующие месяцы Макс Линдер регулярно посещает студию «Патэ», играя то комические, то трагические голи. Типаж, созданный Максом, стал знаменитым в результате успеха фильма, снятого зимой 1906/07 года на озере в Венсеннском лесу под названием «Первые шаги на льду».
В «Патэ» тогда была мода на «первые шаги»: «Первые шаги франта» (Дид), «Первые шаги Шофера», «Первые шаги актера» и т. д.
Макс Линдер появился на льду в костюме, который с тех пор стал его традиционным костюмом и который в то же время он носил в «Повешенном», сделанном по знаменитой песенке Мак-Наба.
Пиджак, серые штаны в серую полоску, лаковые ботинки на пуговицах с гетрами из светлого драпа, жилет фантази, крахмальные манжеты, шелковый галстук, заколотый жемчужной булавкой, и цилиндр или котелок в зависимости от обстоятельств – вот как был одет этот актер с тонкой и нервной фигурой этот соотечественник д’Артаньяна, смуглое лицо которого освещалось ослепительными зубами, сверкающими из-под темных усов.
Полное изящество и корректность в одежде (согласно рекламе, Макс Линдер одевался в «Бель Жардиньер» или у светских портных), шик, свойственный Эдмону Ростану или Эмилю Дешанеллю, делали еще более смешными падения и пинки в зад. Жестикуляция быстрая, южная, такая, какая бывает у французов, изображаемых на сценах иностранных театров.
Успех «Первых шагов на льду» ввел в моду тип, созданный Максом. Этот фильм, к счастью, был найден Французской синематекой. Техника его весьма примитивна. Отсутствие крупных планов лишило Макса Линдера огромного количества выразительных средств. Ио он проявляет все свои способности к пантомиме. Сценария почти нет: Макс надевает коньки, пробует их, часто падает и на спине возвращается к перилам. Он окружен двумя-тремя статистами. Венсеннские конькобежцы смотрят, как снимают фильм, и стараются быть в нем заснятыми.


Когда ты смотришь на орла, ты видишь частицу гения. Выше голову! -- Уильям Блейк.
When thou seest an Eagle, thou seest a portion of Genius. lift up thy head! -- William Blake.
 
Форум » Библиотека » Всеобщая история кино. » Эволюция жанров у Пате (1903-1908) (Том 1. Часть 4. Глава 6.)
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017
Сайт управляется системой uCoz



Rambler's Top100 Регистрация в каталогах, добавить сайт 
в каталоги, статьи про раскрутку сайтов, web дизайн, flash, photoshop, 
хостинг, рассылки; форум, баннерная сеть, каталог сайтов, услуги 
продвижения и рекламы сайтов