Кое-что о компьютерной графике
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Библиотека » Всеобщая история кино. » Расцвет ярморочного кино (1902-1908) (Том 1. Часть 4. Глава 8.)
Расцвет ярморочного кино (1902-1908)
Tatyana_ArtДата: Суббота, 14.11.2009, 03:44 | Сообщение # 1
Страж
Группа: Администраторы
Сообщений: 290
Награды: 1
Репутация: 152
Статус: Offline
Во Франции ярмарочные зрелища занимают большое место в народных развлечениях. В провинциальных местностях ярмарки устраиваются в установленные дни.
Цирки, манежи, тиры, зверинцы, аттракционы, выставки редкостей, театральные представления с участием актеров или марионеток каждый год привлекают на ярмарки миллионы людей, принадлежащих в основном к классу трудящихся – рабочим или крестьянам. В начале века многие из этих людей никогда не видели никаких других представлений, кроме ярмарочных.
В балаганах, где показывали представления или демонстрировали «чудеса» – зверей, уродов и т. п., – кино вначале играло вспомогательную роль. Но с 1902 года усовершенствование аппаратов и создание фирмой «Патэ» разнообразного репертуара позволили кино занять главенствующее место.
«Все стали показывать кино, – писал в 1902 году один ярмарочный предприниматель, который имел в виду повсеместное распространение кино, начавшееся с 1902 года, – директора цирков, мюзик-холлов и даже зверинцев!.. Коммерческая эксплуатация кино приняла размеры, внушающие беспокойство».
Директора крупнейших ярмарочных кино были в прошлом людьми самых странных профессий. Абрахам Дюлар начал свою карьеру с того, что показывал летающую женщину. Кобельков был человеком-обрубком, без рук и ног, который начал с того, что показывал на ярмарках самого себя. Пюжоль, один из первых предпринимателей кино, в 1895 году был зазывалой на ярмарке в Нельи. В зверинцах экран ставили между клетками с дикими зверями. Часто балаганы представляли собой всего лишь жалкие палатки, в которых зрители, уплатив одно или два су, стоя смотрели представления, длящиеся 5-10 минут. Согласно утверждению ярмарочных листков, в 1908 году некоторые из ярмарочных заведений, демонстрировавших кино, были «не хуже больших цирков».
Например, «Сине опера мондиаль», ставшая с 1909 года акционерным обществом, имела большой разборный железный зал, который при переездах грузился на семь подвод. Зал размером 512 квадратных метров был украшен 200 гранеными зеркалами; в нем могли разместиться 1300 зрителей перед экраном в 52 квадратных метра. Такое предприятие превосходило по значению не только большинство ярмарочных заведений, но и большинство городских кино.
Однако такой гигантский балаган был исключением; большинство же ярмарочных кино было рассчитано в среднем на 500 мест. Таких мелких предприятий к 1906 году было очень много. Вот точное, хотя и наивное описание одного их них, взятое из объявления о продаже:
«Обеспечены доходы!
Продается прекрасный кинотеатр, который может быть использован двояко. Театр площадью 23 метра 50 сантиметров на 7 метров. Кроме того, площадка в 2 метра . 50 сантиметров для парада и 8 метров, отведенных для контроля. Великолепный вход по лестнице с двумя большими лепными балюстрадами. Стена, являющаяся фоном для площадки, задрапирована красным плюшем. Двери тоже обиты красным плюшем. Вход обрамляют справа и слева резные деревянные колонны и живописные панно, выполненные знаменитым художником. Потолок помещения контроля расписан, касса отделана лепными украшениями и зеркалами.
Справа от контроля находится механический орган с 87 клавишами фирмы «Гавиоли», который приводится в действие особым мотором и помещается на подвижной платформе. На вышеупомянутой платформе его выдвигают к фасаду здания.
Слева от контроля находится электрофургон на колесах длиной 6 метров 50 сантиметров, в нем помещаются газовый электромотор в 17 лошадиных сил фирмы «Шаррон»; динамо в 110 ампер 110 вольт; мраморный распределительный щит; антивибратор; газовый счетчик, регулятор и пр. ...
Все это – и мотор и орган – помещается впереди, перед ними открытое пространство, чтобы все могли видеть их в действии. Помещение сконструировано с учетом этих приборов.
Фасад великолепен сам по себе, его украшают скульптуры, выполненные в стиле модерн. Вход в это заведение напоминает вход в префектуру.
Внутренность театра отделана черным бархатом, а потолок сплошь расписан. Сцена длиной 4 метра и шириной 7 метров. Все – как новенькое. Есть и механическое пианино фирмы «Гавиоли». Театр стоит на возвышении, в него поднимаются по лестнице. Всюду есть пол. 40 кресел.
Проекционный аппарат – «английский биоскоп» (улучшенная модель фирмы «Люмьер»), Волшебный фонарь для тайного показа неприличных картинок. Два маленьких динамо для говорящего кино с десятью говорящими картинами. Фонограф, приводимый в движение электричеством. Оба аппарата вместе с фильмами стоят от 6 тысяч до 7 тысяч франков... и т. д.
Итак, продается балаган площадью 23,5 на 9,5 метра, включая площадку для зазывания публики. Материала пошло 30 тысяч кило. Стоил он 50 тысяч франков. Продается за 20 тысяч франков, цена без запроса. Обращаться к Лое, улица Сен-Квентин, Париж. Орган только что отремонтирован. Его можно приобрести отдельно, так же как и электроустановку».
Читая это описание балагана, столь прекрасного, что он «напоминает вход в префектуру», отчетливо представляешь себе эти процветавшие в дни ярмарочного кино заведения с их зеркалами, красным плюшем, лепкой и расписной кассой, в которой восседает прелестная дама с высоким шиньоном, с их площадками для зазывания публики, где выставляется напоказ механический орган с фигурами-автоматами, отбивающими такт, и электрогенератор, покрашенные в белый с золотом цвет. Электричество было тогда еще такой новинкой (в 1900 г. в Париже на улицах было всего 2 тысячи электрических фонарей), что для привлечения публики в балаганы ярмарочные предприниматели перед представлением возили по улицам местечек, где происходила ярмарка, свои электромашины, окруженные гирляндами светящихся лампочек. Слабая электрификация Франции являлась препятствием на пути развития кино. В подобных же случаях именно это обстоятельство обеспечивало успех вышеописанной рекламы, потому что очень редко какой-нибудь городок с населением меньше 10 тысяч жителей был электрифицирован.Ярмарочные предприниматели, владевшие несколькими балаганами, были большой редкостью. Трест из 24 крупных балаганов, образованный Патэ, лишь приблизил упадок передвижного кино. Ярмарочное кино – предприятие семейное, индивидуальное, изолированное от других предприятий. Оно не поддавалось концентрации, как американские «никель-одеоны», историю которых мы будем рассматривать в другой главе.
Тем не менее, попытки образовать связанную между собой сеть ярмарочных кино все-таки предпринимались. Такую цель преследовало так называемое «Генеральное общество ярмарочного кино» с капиталом в 1200 тысяч франков, которое основали в 1909 году Фонтениль и Морис Глейзаль из Валенсии при содействии «Банк д’этюд».
«Мода на кинематографические спектакли, необычайно широко распространившаяся в больших городах, – говорится в проспекте общества, – вполне естественно привела предпринимателей к стремлению объехать с этими спектаклями маленькие провинциальные городки. Результаты, полученные в этой области, были, несмотря на недостаток материалов, весьма обнадеживающими».
Общество хотело эксплуатировать 5 передвижных театров, то есть 3 маленьких заведения на 450 мест площадью 20 на 9 метров, и два побольше – на 500 мест (из которых 60 были стоячими) размером 20 на 13 метров. Цена мест на вечернее представление была от 30 сантимов до 1 франка 50 сантимов и на утренние – от 20 до 75 сантимов.
Учредители этой антрепризы получали с маленьких театров ежедневный доход в 500 франков (что составляет 120 тысяч франков в год), а с больших – 630 франков в день (что составляет 160 тысяч франков в год). Пять заведений, создание которых обошлось около 600 тысяч франков, должны были принести годовой доход в 680 тысяч франков. Издержки эксплуатации исчислялись в 175 тысяч франков в год, что обеспечивало 500 тысяч франков чистой прибыли, то есть 80 процентов капитала, вложенного в создание пяти передвижных кинозалов.
«Генеральное общество ярмарочных кино» не имело большого будущего. Но его баланс весьма показателен для экономики ярмарочного кино.
Сначала представления были очень короткими, длились всего 5–10 минут. Позднее, когда конкуренция больших стационарных кино дала себя почувствовать, киносеансы иногда уже занимали целый вечер, подобно обычным цирковым представлениям. Киносеансу предшествовал парад, длившийся полчаса. Днем по пониженным ценам давались «сеансы с погонями и падениями»: четверть часа парада и три четверти часа киносеанса.
Маленькие дешевые заведения сберегали «сеансы с погонями и падениями» только для вечерних представлений.
Парад, эта непременная составная часть всех ярмарочных зрелищ, был частично механизирован. Мы уже говорили, какое место в нем занимали электроприборы и орган. Одному ярмарочному предпринимателю, Гарнье, с юго-запада Франции, пришла мысль устраивать свои парады на открытом воздухе и ввести в них кино. Его пример был повсеместно подхвачен.
Некоторые предприниматели, для того чтобы конкурировать с большими стационарными кинотеатрами крупных городов, расширяли свою программу; другие, чтобы спастись от конкуренции, предпринимали поездки по маленьким селениям. Чтобы эти поездки приносили прибыль, их приходилось совершать стремительно. Для этой цели прибегали к только что изобретенному новшеству: большой крытой ярмарочной фуре – автомобилю. Подобным образом Скрамсон объехал в 1908 году всю нижнюю Сену, с громадным успехом показывая нормандским крестьянам «Забастовку служанок», «Месть хозяев», «Прогулку за город» (комедия) и «Охоту на китов» (документальный фильм).
Несколько сотен балаганных заведений, существовавших тогда во Франции, были весьма различны. Среди них много примитивных, жалких заведений, с трудом влачивших существование рядом с большими предприятиями, завоевавшими монополию. Здесь речь идет не о национальной или интернациональной монополии, а о чисто местной: с помощью арендной пошлины муниципалитет создавал такое положение, при котором только одно кинозаведение могло утвердиться на ярмарке.
В первые годы века эти монополии не вызывали протестов. Кино еще были тогда редкостью. Но в 1905 году в Лилле или Гавре до десяти кино первой категории давали одновременно свои сеансы на одной и той же ярмарке. Кроме того, многие балаганы использовали кино для своих парадов и аттракционов. «Из 10 заведений 8 применяют кино», – писал тогда крупный ярмарочный предприниматель Абрахам Дюлар, сторонник монополии.
Монополия ярмарочного предпринимателя на определенный район не могла долго продолжаться, ибо подобному намерению оказывала яростное сопротивление вся корпорация владельцев балаганов. Это доказывает, что ярмарочные предприниматели действовали заодно, хотя и не были объединены.
Ярмарочные предприниматели чаще всего покупали готовые фильмы у Патэ. Они хранили их со всей тщательностью в коробках, куда специально вставлялись чашечки с водой, чтобы избежать пересыхания целлулоида. Таким образом, фильм сохранялся и эксплуатировался без перерыва год, два, а то и десять лет, в особенности мелкими предпринимателями, которые непрерывно перемещались с места на место и, таким образом, не ощущали необходимости обновлять репертуар.
Крупные ярмарочные предприниматели, наоборот, оставались иногда по месяцу в одном и том же городе и поэтому должны были хотя бы частично обновлять программу каждый день. Таким образом, если мелкий предприниматель довольствовался 200 или 300 метрами пленки, то владелец большого балагана, такой, например, как Абрахам Дюлар, должен был иметь в запасе 10 тысяч метров пленки (к 1908 году), что вследствие высоких цен требовало затраты 20 тысяч франков. Но можно было приобрести фильмы и «по случаю» (по 1 франку 50 сантимов за метр). Это позволяло мелким предпринимателям давать по дешевке обширные представления весьма низкого качества.
Подобная практика способствовала усилению кризиса кино, который наметился в 1907 году. Публика устала от изорванных, покрытых царапинами, подержанных фильмов, художественная ценность которых была ничтожна. Брать фильмы напрокат уже не являлось для владельцев балаганов выходом из положения, так как это было под силу только крупным заведениям; мелким же предпринимателям, которых было большинство, брать фильмы напрокат было не по карману.
Таково было положение вещей, когда Патэ, который снабжал 90 процентов ярмарочных киноустановок своей продукцией, внезапно (в июле 1907 г.) прекратил продажу и предоставил право эксплуатации своих фильмов обществам-монополиям.
Конфликт между кинопромышленностью, сильно сконцентрированной и монополизированной, и раздробленными мелкими предпринимателями, в подавляющем большинстве ремесленниками, становился с каждым месяцем все острее. Мы увидим в следующей главе, что подобный же конфликт имел место и в Америке. Но там предприниматели одержали победу. Почему же французские ярмарочные предприниматели не смогли защищаться?
Патэ сражался с владельцами балаганов на их собственной территории. В течение 1908 года он перекупил у ярмарочного предпринимателя Легуа право установки в Париже на площади Инвалидов грандиозного «монопольного» балагана, потом на ярмарке в Нельи он безвозмездно предоставил свои фильмы предпринимателю Пьеру Жюнку, обязав его водрузить на фасаде своего балагана двух гигантских светящихся петухов (марка Патэ).
То же самое произошло и в Мезон-Лаффит, где балаган «Патэ – Давильи» притягивал к себе толпы публики, применяя приемы, которые «Индустриель форен» описывает так:
«Его освещение было столь блистательно, что заставляло меркнуть звезды. Увы! – оно затмевало слабые лампы соседних заведений, не принадлежавших к акционерному обществу. И публика, подобно мотылькам, слетающимся на свет, кружилась вокруг этого сверкающего балагана.
Театр Давильи переполнен – уже 10 часов; но публика все прибывает, привлекаемая громкими руладами оркестра. Мелкие балаганы, расположенные поблизости от этого предприятия, пустуют, вся публика приворожена эстетическими ухищрениями Патэ. И так продолжается до 11 часов, то есть весь вечер».
Не всегда все шло гладко, не обходилось и без инцидентов. Так, например, в декабре 1908 года в Пуатье произошла стычка между владельцами балаганов и служащими «Патэ-монополь»...
В конечном счете победа должна была остаться за тем, кто возьмет в свои руки кинопрокат.
К 1909 году фирме «Патэ» монопольно принадлежат или контролируются ею 200 наиболее значительных кинозалов во Франции. Ярмарочных предпринимателей больше, но они разорены, разбросаны по 25 департаментам и между ними посеян раздор из-за проката, бывшего тогда узловым вопросом. Мелкие ярмарочные предприниматели, довольствующиеся покупкой случайных фильмов, не заинтересованы в прокате, тогда как владельцы больших ярмарочных кинозалов согласны на компромисс, потому что их интересы почти совпадают с интересами «оседлых» кинопредпринимателей. И только предприниматели средних масштабов рассматривают прокат как вопрос жизни и смерти.
Тем не менее объединение ярмарочных предпринимателей так и не осуществилось. Когда крупные кино-предприятия вступили в соглашение об окончательном прекращении продажи фильмов, протест балаганщиков ни к чему не мог привести и только подчеркивал их поражение. Ярмарочное кино приходит в упадок. К 1914 году оно совсем исчезает. В наши дни остались только жалкие следы от корпорации ярмарочных кинопредпринимателей, которая была столь многочисленна и сыграла большую роль в создании кинематографической промышленности.
Вполне обоснованно П. Шарье мог написать ниже цитируемые строки, в которых сквозит его гордость за корпорацию, находившуюся тогда в расцвете:
«Своим широким развитием кинематографическая промышленность, в которой в настоящее время оборачиваются капиталы, не поддающиеся исчислению, обязана в первую очередь ярмарочным балаганам.
Кто сделал киноспектакль – столь новое и интересное зрелище, бывшее доступным только для жителей больших городов, – достоянием всего народа? Кто сделал киносеансы доступными любому бедняку? Кто натолкнул на мысль, как улучшить аппараты и избежать мигания, столь утомительного для глаз? Кто обеспечил приток миллионов в кассы промышленников, производящих кинофильмы, аппаратуру и другие предметы, необходимые для эксплуатации кинематографа? Ярмарочные предприниматели, одни только они, балаганщики» («Индустриель форен», 30 мая 1908 г.).
Все это верно для Франции – хозяйки мировой кинопродукции. Но не столь верно для остальной Европы и еще менее применимо к Америке.
Ярмарочное кино имело существенное значение в Англии, Бельгии и Голландии, возможно, в Италии и Испании. Однако в Англии сеть мюзик-холлов, которые раскинуты там во всех крупных индустриальных центрах и которые демонстрировали фильмы, противостояла влиянию ярмарочного кино. Тем не менее, английские ярмарочные кинопредприниматели сделались продюсерами и прокатчиками.
Расцвет ярмарочного кино был, вероятно, достаточно ярок в Центральной Европе, в Германии и России. Но там ярмарочное кино появилось с запозданием и очень быстро на смену ему пришли повсеместно открытые стационарные кинозалы.
Мы проследим дальше, как в Америке быстрое развитие кино в «кермессах», являющихся разновидностью ярмарок, привело к их оседлости. Это явление скоро отодвинуло на второй план ярмарочное кино, которое, по-видимому, в Соединенных Штатах никогда не имело такого значения, как в Европе.


Когда ты смотришь на орла, ты видишь частицу гения. Выше голову! -- Уильям Блейк.
When thou seest an Eagle, thou seest a portion of Genius. lift up thy head! -- William Blake.
 
Форум » Библиотека » Всеобщая история кино. » Расцвет ярморочного кино (1902-1908) (Том 1. Часть 4. Глава 8.)
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017
Сайт управляется системой uCoz



Rambler's Top100 Регистрация в каталогах, добавить сайт 
в каталоги, статьи про раскрутку сайтов, web дизайн, flash, photoshop, 
хостинг, рассылки; форум, баннерная сеть, каталог сайтов, услуги 
продвижения и рекламы сайтов