Кое-что о компьютерной графике
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Библиотека » Всеобщая история кино. » Начало деятельности Фейада и Жассэ (1903-1909) (Том 1. Часть 4. Глава 9.)
Начало деятельности Фейада и Жассэ (1903-1909)
Tatyana_ArtДата: Суббота, 14.11.2009, 03:47 | Сообщение # 1
Страж
Группа: Администраторы
Сообщений: 290
Награды: 1
Репутация: 152
Статус: Offline
Перебежчики из «Патэ» снабдили его французских или итальянских конкурентов техническим и артистическим персоналом. Получилось, что «Патэ» против воли привлекал к своим соперникам большую часть их клиентуры.
Принятое в Венсенне в июле 1907 года решение «прекратить продажу фильмов и уступить исключительное право проката своим агентам» имело важные последствия. Конечно, ставка была велика. Целью «Патэ» было монополизировать эксплуатацию и прокат, так же как ему уже удалось это сделать с производством.
Но фирме нелегко было достичь этой цели. Ярмарочное кино было тогда в расцвете, и клиентура его была огромна. Его упадок, который можно было предугадать, наступил только несколько лет спустя, и тогда владельцы ярмарочных кино, которые не могли согласиться заменить покупку фильмов их прокатом, естественно, стали обращаться к другим фирмам.
С другой стороны, Патэ не мог монополизировать кинозалы. Мы видели, что в 1908 году он гордился тем, что у него было 130 тысяч метров негативов. Но с удлинением программы этого запаса фильмов, которые были результатом семи лет работы, хватило бы при еженедельном возобновлении программ лишь на год.
Патэ надеется (и скоро он этого достигнет) еженедельно возобновлять программу монополизированных им залов. Но было совершенно исключено, чтобы он мог им поставлять две-три программы в неделю. Таким образом, он оставлял свободным поле деятельности конкурентам своей монополии («Патэ-палас»), которые, естественно, обращались за фильмами к его конкурентам по производству.
Первым, кто выиграл от решения Патэ, был Леон Гомон. На другой же день он объявил в ярмарочных газетах: «В ответ на многочисленные письма, полученные фирмой «Гомон», фирма напоминает своим клиентам, что она всегда оставалась вне всяких ассоциаций, направленных против их интересов. И, наоборот, стимулируемая похвалами со всех концов страны, она значительно расширяет свое производство, рассчитывая каждую неделю давать в среднем шесть новинок».
И это обещание было выполнено. Продукция студии фирмы «Гомон» в Бютт-Шомон в 1906 году не превышала 500 метров негативов в неделю. Но она быстро удваивается, утраивается, учетверяется... Общество может позволить себе подобный размах. Не надо забывать, что оно опирается на могущественный «Швейцарско-французский банк».
С 1904 года продукция «Гомона» развивается главным образом за счет постановочных фильмов. До тех пор Леон Гомон довольствовался услугами своей секретарши Алисы Гюи, ставившей фильмы. В то время, когда Фердинанд Зекка, временно поссорившийся с Шарлем Патэ, несколько месяцев торговал мылом в Бэльвиле, в качестве режиссера на улицу Аллюэт был приглашен Анри Галле.
У Галле нет того своеобразия, какое будет немного позже у Эзе. Его «Убийство лионского курьера», «Маленькие вредители зеленых насаждений» и «Украденная цыганами» – простые подражания английским образцам. «Убийство на улице Темпль» – вариант «Истории одного преступления», правда, ловко сделанный, с погоней, которая тогда была новинкой, и актером, которому был придан силуэт префекта полиции Лепина. Разумеется, в центре последней картины – гильотина.
Забота о реализме простиралась здесь весьма далеко, ибо на улице Аллюэт действовала настоящая гильотина, управляемая помощником палача Дейблером. Настоящий топор повис над затылком Галле, игравшего главного убийцу в фильме, который он же и ставил. Разумеется, болт, вставленный в столб, вовремя останавливал нож.
В «Убийстве на улице Темпль», как и в других фильмах Анри Галле, студийные декорации сочетаются с натурными съемками, чаще всего производящимися в парке на улице Аллюэт. Здесь, на участке, арендованном его тестем, Гомон предпринял строительство новой студии, законченное в 1905 году.
Некоторое время на «колоссальной сцене» павильона «Гомон» продолжала царить мадемуазель Алиса, которая одобрила сценарий одного из первых фильмов, поставленных Жассэ, – «Сон курильщика опиума» (175 метров, конец 1905 г.).
За несколько месяцев до этого Галле, все фильмы которого систематически копировал Зекка, ставший полновластным хозяином в Венсенне, был несправедливо обвинен в том, что он подкуплен Патэ. Галле оставил улицу Аллюэт и вскоре открыл большой кинозал «Косморама» (ныне «Макс Линдер»).
«Курильщик опиума» повторял тему, уже использовавшуюся ранее в кинетоскопах. Однако Жассэ обновил ее и развил. Впервые в постановочном фильме он соединил павильонные декорации с натурными съемками, что уже применялось в это время у Патэ. Одна или две сцены были сняты в прилегающем к студии парке, который принадлежал городу Парижу. Жассэ снял там для своего фильма обнаженных женщин. «Это был какой-то одержимый, нервнобольной, что-то вроде Анри Батайля, – говорят пионеры той эпохи, – он совал голых женщин повсюду». В «Курильщике опиума» дебютировала юная танцовщица из театра «Ипподром» Жозетта Андрио. Впоследствии она стала «звездой» фильмов Викторена Жассэ. В компании с Жоржем Ато Жассэ снял в 1905 году «Эсмеральду», фильм в 290 метров, в котором были достигнуты крупные успехи в области постановки. Особенно хороша была последняя картина:
«Мы на вершине башен Нотр-Дам. Париж просыпается... У наших ног – паперть. Сделаны подмостки для виселицы. Человек тащит девушку, одетую в белое. Это Эсмеральда...».
Декорация, изображающая готическую галерею, была построена в студии. Там действовали Квазимодо и Клод Фролло. Сквозь колоннаду видна расположенная 20 метрами ниже актеров площадка для казни. Эта мизансцена была тем более интересна, что такие постановочные эффекты немыслимы в театре. Очевидно, она произвела громадное впечатление, ибо та же мизансцена сохранялась во всех последующих постановках «Собора Парижской богоматери», вплоть до фильма 1938 года, снятого в Голливуде Уильямом Дитерле с Чарлзом Лафтоном в роли Квазимодо.
В конце осени 1905 года Жассэ снимал вместе с Ато «Жизнь Иисуса Христа» в 25 картинах.
«Достоверные документы» о жизни Христа были заимствованы из изданного католическим издательством «Мам» в Туре роскошного альбома, содержащего репродукции с акварелей художника Джемса Тиссо. Жассэ с большой точностью придерживался той же последовательности эпизодов, что и в альбоме, репродукции которого он взял за основу для своих декораций. Постановка была великолепна, в ней были использованы все технические ресурсы большой студии в Бют-Шомон. Участвовало много фигурантов, которыми руководили с большим искусством.
В «Жизни Иисуса Христа» мы нигде не находим наивности «Страстей» Патэ. Декорации, хорошо построенные, были написаны лучшими парижскими художниками-декораторами. Фотографии кадров фильма (насколько нам известно, не сохранившегося) напоминают фотографии современных пышных театральных постановок, в том числе в Опере. «Жизнь Христа» сейчас создает впечатление скорее произведения, вышедшего из моды, чем архаического. Она похожа на большие итальянские постановки последующих лет и предвещает их появление.
Верный своему методу, Жассэ для сцен, снятых на натуре, использует естественные декорации. Гефсиманский сад, например, был снят в скалах Фонтенбло, живописные места которого были впервые использованы режиссерами.
Несмотря на большой успех своих фильмов, Жассэ не долго оставался на улице Аллюэт. Возможно, что он не сошелся характером с Леоном. Гомоном, человеком трудным, который управлял своими студиями так же, как когда-то магазином фотоаппаратов.
Каждое утро Леон Гомон в черном пиджаке, в своей вечной шляпе из черной соломы на голове стоял перед воротами фабрики. Незадолго до 8 часов он вынимал из кармана хронометр и строго смотрел на приходивших последними. Режиссеры, оплачиваемые помесячно, так же как и другие служащие, должны были подчиняться строгим правилам, и они также получали выговор, если опаздывали.
Патрон регулярно просматривал фильмы, снятые за неделю. Режиссеры шли к нему не без боязни, ибо нередко случалось, что во время показа фильма Гомон наклонялся к одному из них и спокойно говорил: «Мсье, вам надо переменить профессию. Зайдите завтра за расчетом».
Некоторое время Жассэ работал у Ралея и Роберта, импортеров, которые сами выпускали очень мало фильмов. Потом он поехал в Марсель, куда его пригласило акционерное общество «Ле Солей», просуществовавшее всего несколько месяцев. Он вернулся в Париж в маленькую фирму «Ле Льон», основанную Мишо при участии Жоржа Ато. В это же время Жассэ ставил фильмы для разных фирм по заказу. В апреле 1907 года. Жассэ и Жорж Ато стали художественными директорами акционерного общества «Эклер», которое основали Вандаль и Журжан. Здесь-то, как мы увидим дальше, он и показал, на что был способен.
А между тем, чтобы заменить Викторена Жассэ, мадемуазель Алиса Ги пригласила Луи Фейада, который написал свои первые сценарии в начале 1906 года. Бывший журналист, очевидно, привык в «Ла Круа» к пунктуальности и настолько удовлетворял требованиям Гомона, что тот пригласил его на пост генерального директора фирмы с жалованьем 100 франков в неделю. В это время Алиса Ги покинула патрона, последовав за своим будущим мужем Блаше, назначенным директором Берлинского филиала фирмы «Гомон».
Первые работы Фейада малоизвестны. Начиная с 1907 года он выпускает множество фильмов – ведь в это время фирма «Гомон» старается выпускать по 6 новинок в неделю, или фильм в день. Фейад работал тогда со своим другом Этьеном Арно и Эмилем Колем.
Комедии и трюковые фильмы были основной продукцией Фейада в первый период его деятельности. В них непременно были погони, в которых ставших уже классическими сержантов полиции «Патэ» он заменял опереточными жандармами в двууголках и гигантских ботфортах. «Мы использовали акробатов и кремовые торты», – писал впоследствии его сотрудник Арно. Специальностью Фейада были погони за бочками, теми катящимися бочками, заимствованными из юмористических рисунков, которые мы снова встретим в первом фильме Гриффита «Приключения Долли», а позднее в одном из эпизодов «Фантомаса» (1913).
С помощью оператора Тибервиля Фейад снял несколько трюковых фильмов, которые вызвали восхищенные отзывы в «Иллюстрасьон». Журнал опубликовал фотографию Фейада в то время, как он дает указания мадам Жорж Ваг, жене знаменитого мимиста, игравшей в «Сирене». Декорация, изображавшая подводный мир, была расстелена в студии наподобие ковра, по ней ползала актриса, стараясь изобразить, что плавает. Снимок был сделан с колосников студии, а чтобы придать ему больше правдоподобия, на него наложили снимок, сделанный через аквариум, как уже давно делал Мельес.
Но под влиянием английской школы Фейад внес радикальные изменения в «трюкачество» Мельеса, перенеся его из студии на улицу, на воздух, где операторы Фейада проявляли удивительную ловкость. Таким образом, Фейад, видоизменив характер трюков, подготовил их исчезновение и слияние с рождающимся жанром комедии.
В «Автомобильной катастрофе» мы видим, пак легковая машина в Венсеннском лесу наезжает на лежащего пьяницу и отрезает ему обе ноги. Обрубок садится, подбирает свои ноги и протягивает их доктору, вышедшему из санитарной машины. Доктор тут же приклеивает ему ноги, и исцеленный убегает. Сцена была сыграна двумя актерами, один из которых был действительно безногий. Во время съемок одного заменяли другим с помощью уже ставшего классическим трюка с заменой.
В «Намагниченном человеке» джентльмен в цилиндре, чтобы защититься от нападения апашей, надел кольчугу, которая случайно оказывается намагниченной. Когда он идет по улице, он притягивает к себе вывески, разбивает газовый фонарь и заставляет крышку от водосточного колодца катиться за собой.
Комедии развивались по законам логики безумия, уже проявившейся в комических фильмах Патэ. Вот, например, один из фильмов Этьена Арно.
Кормилица (клоун, переодетый кормилицей) хочет поймать красный воздушный шар, улетевший из рук ребенка и повисший на ветке; она кладет ребенка на скамейку и взбирается на экипаж. Экипаж катится под гору через Париж, потом вдоль Сены и приезжает в Руан. Вот он и в Гавре. Остановится ли он? Он катится через океан в страну папуасов, которые делают кормилицу своей королевой.
Таков же и знаменитый фильм, поставленный в 1908 году Эмилем Колем, «Погоня за тыквами» – вариант погони за бочками.
Громадная тыква падает с прилавка продавца фруктов, катится по наклонным улицам, опрокидывает пирожника, несущего шербет и мороженое, сшибает с ног сержантов полиции, которые бросаются ей вдогонку, потом (метод обратной съемки) поднимается вверх по улицам, лестницам и возвращается на прилавок зеленщика.
Усилиями Фейада был создан своеобразный стиль Гомона.
«Фирма «Гомон», – пишет Жассэ, – первая создала комический жанр, отличающийся чисто парижской оригинальностью. Этот жанр стал специальностью фирмы. Это была и не погоня и не комедия, а нечто остроумное, полное движения, увлекательное, совершенно новое и по мысли и по технике исполнения.
Большая часть этих сцен еще настолько свежа в памяти, что не стоит их упоминать. Такие фильмы, как «У консьержа», «Намагниченный человек», «Воздушный посыльный», «Рассказ полковника», «День штрейкбрехера» и сотни других, способны расшевелить кого угодно. В других жанрах фирма не создала ничего...».
Одной из тем Гомона была сатира на стачечников и членов профсоюза. В 1907 году он выпускает фильм «Да здравствует саботаж!», в котором забастовщики стараются перещеголять друг друга в саботаже, парикмахер нарочно царапает клиента бритвой и т. д.
Своеобразие творчества Фейада проявляется не только в изучаемом нами периоде. С 1908 по 1911 год он попробовал себя во всех жанрах, и только тогда талант его полностью раскрывается. Пока же для нас важно, что он окончательно перенес на натуру старые трюки Мельеса. Жассэ, который старше Фейада, скорее нашел свой путь в кино. Акционерное общество «Эклер», основанное Вандалем вместе с Клеманом Морисом (который оставил фирму «Радио», после того как Урбан ее продал), предоставляло ему полную свободу в выборе сюжетов, и он начал в апреле 1908 года с нового варианта фильмов о вендетте, бывших тогда в моде.
«Новая фирма «Эклер» скоро была замечена всеми, – писал Жассэ в 1911 году, – она переложила для кино полицейскую серию «Ник Картер» и первая ввела в кино серию, иными словами, нашла способ заинтересовать публику одним артистом, появляющимся в той же роли в каждом новом фильме серии, так что публика уже сама начинала требовать продолжения. С тех пор эта идея вошла в обиход, «Эклер» специализировалась на драмах и приключениях».
Введение серии сыграло важную роль. Она была заимствована из популярной литературы, в частности из американской популярной серии романов о Нике Картере, книжонки которой в пестрых обложках выпускались еженедельно. Эти серии переводились на все языки и пользовались большой популярностью во Франции. Каждый выпуск серии «Ник Картер, король детективов» представлял собой, согласно рекламе, «небывалый и завершенный сюжет». Жассэ применил тот же метод, оставляя в сериях 1914 года в конце старую магическую формулу романов с продолжением: «Продолжение в следующем номере».
Первая экранная серия «Ника Картера» была выпущена в сентябре 1908 года.
Для «Ника Картера» и других своих серий Жассэ создал постоянный ансамбль и ввел актера, из фильма в фильм исполняющего роль одного и того же героя. Хотя фамилии и не указывались в программах, актеры все равно становились известными под именами тех героев, которых они играли. Актер Лиабель, игравший Ника Картера, получал письма из всех стран.
Таким образом, уже намечался переход к новой Эпохе – эпохе кинозвезд, а два года спустя слава молодого бордосца Макса Линдера и количество его поклонников уже затмят славу Сары Бернар и Поля Муне-Сюлли.
Фирма «Эклер» с самого начала специализировалась на полицейских фильмах. У других фирм были менее невинные специальности. Например, фирма «Галлан» с 1907 года выпускает фильмы гривуазного, пикантного содержания.
Как раз в это время некоторые капиталисты решили, что из кино, которое было театром, газетой и школой будущего, можно сделать также и своеобразный дом терпимости будущего или по крайней мере аттракцион для дома терпимости.
Конечно, такие фильмы, продававшиеся из-под полы, появлялись еще в самом начале кино. Но систематическое их производство началось только около 1905 года. Кончилось тем, что заволновалась полиция. Был сделан налет на главные притоны, и префектура утопила в Сене несколько километров этих непристойных фильмов, демонстрация которых была запрещена к северу от Луары, даже и в злачных местах.
Тогда же был задержан один из актеров и режиссеров, этого жанра фильмов – молодой румын по имени Таненцафт, который в течение нескольких месяцев занимал какой-то пост в венсеннских студиях, настолько маловажный, что Шарль Патэ познакомился с ним только 20 лет спустя. К этому времени Таненцафт, уже давно отбыв срок своего наказания, стал под именем Натана главой некой фирмы, опиравшейся на банк «Бауэр и Маршаль», сам выпускал фильмы и перекупал предприятия «Патэ» у их основателя.
Возвращаясь к эпохе пионеров и оставляя постановщика знаменитого «Кавалера Вазелинуса», заметим, что фильмы такого рода находили обширную клиентуру в Европе, особенно в Германии и в России, которая тогда считалась особенно «развращенной и элегантной». Но вне Европы эти произведения не приносили никакой прибыли. Не потому, что мал был спрос, а потому, что американцы (особенно филадельфийцы) и японцы специализировались на подделке порнографических фильмов, купленных во Франции или в Вене, которая соревновалась с Парижем в изготовлении фильмов этого жанра. Поскольку здесь трудно было оспаривать авторство, эта незаконная торговля получила довольно широкое распространение, особенно на Дальнем Востоке и в Южной Америке.
Фильмы, весь смысл которых заключался в их гривуазности, продолжали иметь успех. Еще до возникновения цензуры владельцы ярмарочных кино придумали запретить детям вход на сеансы «только для мужчин», даваемые в среду вечером.
Этот жанр кинопредставления, на котором семейства были представлены лишь отцами и сыновьями, вызвал скандал. В феврале 1906 года Мульсан громил их на конгрессе «Бон пресс».
Начиная с 1906 года гривуазные фильмы исчезают из каталогов Патэ, так же как и у Гомона который хотел подготовить общественность к успеху фильма Жассэ «Жизнь Иисуса Христа» и получить позволение демонстрировать его в католических приютах и пансионатах.


Когда ты смотришь на орла, ты видишь частицу гения. Выше голову! -- Уильям Блейк.
When thou seest an Eagle, thou seest a portion of Genius. lift up thy head! -- William Blake.
 
Форум » Библиотека » Всеобщая история кино. » Начало деятельности Фейада и Жассэ (1903-1909) (Том 1. Часть 4. Глава 9.)
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017
Сайт управляется системой uCoz



Rambler's Top100 Регистрация в каталогах, добавить сайт 
в каталоги, статьи про раскрутку сайтов, web дизайн, flash, photoshop, 
хостинг, рассылки; форум, баннерная сеть, каталог сайтов, услуги 
продвижения и рекламы сайтов